Пророк Аджика

Часть I.

Заинька лжет:
    мир жесток и пуст.
Заинька жжот,
    излетают из уст
заинькиных речи
    достойные пера,
бедра его, белые плечи
    просят топора,
гарнир - лечо
    и кабачковая икра.

Пророк Аджика,
    уста обожжены,
гоп со смыком,
    ни кола, ни двора, ни жены,
ни горячей воды, ни сортира,
    и, пока я нарезал седьдерей,
он дыру в белой скатерти этого мира
    выжег ядом крови своей.


Симеиз

Волн барашки,
шашлык

Старый хряк
оскалил клык
золотой.
На ушко молодой
нашептывает байку,
лезет под майку.

Хищный отрок
ласкает окорок
подруги.
из кафе у Дивы
доносятся буги-вуги.

Вечерний раскалбас.

Восстание Масс?
Да не... потуги...


Кисо

Отпетушили Пашу -
    все в кашу.
Отворобьили Варю -
    назвали тварью.
Проворонили Верону.
    Блевали в крону
сосны станкевича
    коньякевичем.
Ссали у кипариса.

Не холодно,
кисо?


Кобелек
жует стебелек

рядом сучка
золотая ручка

сидят на волноломе

облако в форме крокодила
проглотило светило

парочка свинтила

Зайко с криком Пан или рапан!
бросается грудью на шампуры
Слава герою
и еще 100 каберне.


Полковник-шиповник
зацвел у дороги
еле унес ноги

Чайка-чрезвычайка
подцепила клювом пакет
с очистками от креветок
Здесь тихо
Нет
ветра и выше - не видно шевеления веток

Кафешку-гебешку
открыли на набережной
недорого

Солдаты-купаты
блинчики с творогом


- Ночные волки! В ушах кресты!
- Бажать. И жечь за собой мосты.

Жмутся медвежатники к Медведице-Маме.

Не сдаются зайцепоклонники
в Подземном Храме.


Разговор, подслушанный в маршрутном такси №26

"Кроликовали сердце пустотой".
"Отворобьили идеалы".
"Исчеловечили, - горовит, - Бога."
- Да ну его. Бубнил, как пономарь.
Тварь.
Туда и дорога.


В недра

Хорош ронять слова
как сад янтарь и цедру,
твой ход!
- Конь Е2!
- Хм... итииить тя в недра...


Я инвестирую в печаль,
он сублимирует тревогу,
она смеется и говорит:
ей-Богу,
вас жаль.