Иван и Чуня

Иван заглянул в щелочку. Чуня повернул голову в наушниках, тявкнул и завилял хвостом. Учительница улыбнулась и погрозила Ивану пальцем. Иван закрыл дверь.

От нечего делать Иван стал было разглядывать других сидящих в холле. Хорошенькая брюнетка ковыряла пальцем в носу, усталый бизнесмен в униформе дремал, прислонив плешивый затылок к теплой стене. Незаметно для самого себя и Иван погрузился в дремоту. Ему начал сниться оранжево-красный петух. Иван сыпал ему на пол зерно пригоршнями, но петух успевал склевать разбросанное зерно и когда Иван запускал в карман руку за новой пригоршней, петух уже негодующе смотрел ему в глаза. Что будет, когда зерно кончится, волновался Иван, но тут прозвенел звонок и Иван проснулся.

Звонок звенел. За стеной -- безумие заполошного лая. Это, что ни говори, очень волнующие минуты. Двери распахиваются, теперь и школьный холл наполняется лаем.

Вот и Чуня! Чуня, милый! -- Иван достает из сумочки пакетик с сахаром и колбасой. Псина, напрочь позабыв уроки этикета, хватает кружочки колбасы и, не дожевав, лижет Ивана в щеку, а через мгновение уж хрустит куском сахару. Иван треплет Чуню по загривку, поглядывая на табло. Кругом чмоканье, визг, хруст разгрызаемых косточек. Хозяева и собачки в слюнях, первые заходятся в неуемных выражениях нежности, вторые виляют хвостами (у кого есть).

На табло загорается зеленым имя Чуня и трепещущая пиктограмма языка. Служительница, смазливая чернокожая девушка с голубыми глазами и ладошками, берет Чуню за виртуальный поводок и уводит в туалет, ну а Иван следует в учительскую.
- Как поживаете, Иван?
- Спасибо. Как поживаете, учителя?
- Спасибо, Иван. Начнет, пожалуй, Феликс.

Феликс - учитель математики и логики.

Ну что же, Иван. Вы можете быть довольны своим младшим другом. Чуня, как говориться, звезд с неба не хватает, но... вполне, вполне. Я бы даже сказал, что у Чуни определенно есть математические способности. Мы применяем методику Де Мюллера. Она считается несколько хм, устаревшей, но она, поверьте мне, эффективна. Согласно демюллеровской методологии учат считать до восьми, делая акцент на абстрагировании - а по-просту говоря, студент одинаково надежно складывает 2 и 2 будь то косточки, котлеты или киски, в то время, как студенты, тренеруемые по более модным методикам, как правило работающим с измененным гармональным фоном, заметьте, считают до 100, но приходят в полное замешательство, когда...
- У нас не так много времени, Феликс, - напомнила историчка.
- Да я, собсна, все сказал. Одним словом, если вы не прочите Чуне карьеру дипломата или...
- Спасибо. Хотелось бы услышать учителя этикета.
- Ну... Здесь есть, определенные проблемы, но, думаю, вы все их и так знаете, и Иван знает их не хуже нас с вами.

Все понимающе улыбаются.
- По моей части все хорошо, как обычно, впрочем, - улыбается учитель любви.
- Логопед?
- Пока только "няня". Но это типично, здесь нет причин для беспокойства. Некоторые начинают говорить с "мамы", но на это не стоит обращать внимание, связано со строением гортани.
- Давайте поблагодарим Ивана за терпение и, собственно, за Чуню и пусть он торопится к своему младшему другу.

Спасибо, раскланивается Иван. Возвратясь в холл, где уже собрались сабачки и гиперлисицы, опроставшие свои мочевые пузыри, готовые к приему новой порции знаний и навыков.

Иван расположился в кресле-лежалке, готов продремать очередную двадцатиминутку.

Только он прикрыл веки, как задергался новостной наколенник.

Иван привстал. Полдюжины хозяев почесывали левое колено, следовательно новость касалась только подданных его домена. Таковые тревожно переглядывались. Все не слава богу в нашем угрюмом королевстве, - пробурчал под нос Иван.

Достав из заднего кармана сложенную в восемь газету, Иван расстелил ее прямо на полу. По газете побежали крупные красные буквы:

"Новостище! Пограничный конфликт!". Буквы добежали до правого края газеты, на смену им поползли черные, рамером поменьше, но более степенные.

"Сегодня в 27:31 имел место конфликт на гарнице Полуроссии и Лабрадора. Сей конфликт, суть которого вам не интересно знать, был, впрочем, быстро улажен главами конфликтующих сторон с участием кураторов Верховного Попечительского Совета. А теперь -- внимание. Государь Джерри смиренно просит своих подданных (к которым, напоминаем, с сентября прошлого года относятся и урожденные ретриверы) в течении суток посетить консульство Лабрадора для перепрограммирования ошейников и депрессоров. Если вас опечалила наше новостище, то выслушайте вот что: марсианин купил цаплю. Стоит цапля у дома марсианина на одной ноге..."

Ж Ж Ж

Консульство Лабрадора -- стилизованное под старинный особняк строение на окраине города. Иван, вопреки обыкновению, по дороге по большей части молчит, иногда ворчит под нос что-то про петуха, который определенно не к добру. Чуня, которому передалась тревога хозяина, семенит, поджав хвост, то и дела забегая вперед, чтоб заглянуть в хозяину в глаза.

В приемной консульства многолюдно. Мрачную атмосферу пытаются по мере способностей развеять сотрудники Попечительского Совета. Среди собравшихся много знакомых, есть однокласники Чуни, но никто не расположен к обсуждению новостей.

Наконец, на табло загорается имя Чуня и пиктограмма с трепещущим языком.
- Как поживаете, Иван?
- Отвратительно.

Сотрудницы устало улыбаются Ивану.
- Все не так ужасно. Вы узнали по ИнфоКулинарии?
- Из Новостищ. Что там стряслось?
- Вот более полный текст -- из листка Попечительского Совета. "Сегодня в 27:31 имел место конфликт на гарнице государства Полуроссии и субгосударства Лабрадор. Конфликт был быстро улажен главами конфликтующих сторон с участием кураторов Верховного Попечительского Совета. К сожалению, уровень отношений между Полуроссией, государством второго уровня и Лабрадором, субгосударством уровня 7b, привело к снижению уровня отношений до 3. Государь Джерри просит своих подданных (к которым с сентября прошлого года относятся и урожденные ретриверы) в течении суток посетить консульство Лабрадора для перепрограммирования виртуальных ошейников и депрессоров. В своем совместном заявлении канцлер субгосударства Лабрадор Джерии и Государь Полуроссии Нгуен..."
- Проклятый клоун!
- Вы же понимаете... что бы мы с вами не думали о... в общем, договор подписан собственным языком Джерри и уже...
- Чтоб он отсох, его поганый язык. Догадываюсь, что он ему лизал этим языком перед тем как подписать эту...
- Иван, возьмите себя в руки. Хотя бы ради Чуни. Повторяю, не все так ужасно.

Ладно, - вздыхает Иван, - что там за чертов 3-й уровень отношений? Что это значит?
- Вот это другое дело. Формально он отличается набором из 19 пунктов, я вам их напечатаю в газете. На словах скажу на чем это может сказаться в реальной жизни. Пожалуй, самый неприятный пункт -- это освобождение Чуни от уроков любви к старшему другу.
- Скккоты...
- При этом преподавание остальных дисциплин любви продолжается. Другая неприятная деталь -- уменьшение серотонинового взаимообмена до 0.3. Вы понимаете, что это значит?
- Да уж.
- Но вот что я вам скажу. При совместном проживании. Вы... Ээ?
- Кто я по профессии?
- Я этого не спрашивала, -- улыбается сотрудница.
- Само собой. Алгоритмист. Алгоритмы программирования анекдотов и комических сцен.
- Насколько я понимаю, алгоритмисты много времени проводят дома.
- Верно.
- Я думаю, что если вы проявите такт и выдержку, последствия удастся минимизировать. К тому же...
- Ну, что вы мнетесь опять?
- Вы увидите в газете, там прописаны некоторые нюансы. При внимательном чтении вы обнаружите... Я не в праве вам советовать, но...
- Понятно. Короче, все как обычно: строгость закона компенсируется...
- Есть международные обязательства, ну вы сами знаете.
- Ладно, все понял. Спасибо.
- И еще вот что...
- Что еще?
- Не мне объяснять вам роль Нгуена в этой истории, но Джерри... Я просто хотела сказать, что в руководстве Попечительского Совета Лабрадора сидят нормальные люди. Такие же как мы с вами.
- Ладно, наверное вы правы. Спасибо. Пойду к Чуне.

Иван берет из рук секретарши бланк, уже хватается за массивную ручку двери, но возвращается.
- Вы верите в приметы?
- Конечно.
- Красный петух, к чему это?
- Не знаю. Петух... Это, кажется, рыба?
- Аа, - махнул рукой Иван и вышел в холл. Помощница консультанта подводит Чуню. Иван расписывается и подставляет бланк Чуне, который с готовностью лижет сладкий квадратик под своим изображением.
- Молодчина, - похлопывает его по холке Иван и надевает перепрограммированный виртуальный поводок.

Собака и хозяин возвращаются домой. Уже давно стемнело. Редкие прохожие кутаются в плащи, пытаясь укрыться от ветра и моросящего дождя. Кошки, из тех, что ходят сами по себе, завистливыми взорами провожают парочку.

Перед дверью своего дома, повинуясь внезапному порыву нежности, Иван обнимает Чуню за шею. Виртуальный поводок издает прерывистый предупреждающий сигнал. Иван отстраняется и долго-долго матерится. Чуня скулит и преданно смотрит в покрасневшие глаза хозяина.
- Все, все понимает, - бормочет себе под нос Иван, - я всегда говорил, они все понимают.